Showing posts with label история. Show all posts
Showing posts with label история. Show all posts

Tuesday, April 18, 2017

the knights

Лучший бомбардир в истории «Спартака» Никита Павлович Симонян в день 95 годовщины легендарного клуба рассказал, как называли команду болельщики в довоенные и послевоенные годы.

- Как болельщики называли «Спартак» в довоенные и послевоенные годы? Ну не «мясом» же.
бояре
бояре

- «Бояре». Народ придумал! Возможно, за внешний вид и богемный образ жизни братьев Старостиных и игроков. Тот же Андрей Петрович был завсегдатаем театров, скачек, обожал проводить время с цыганами. Старостины привлекли к «Спартаку» интеллигенцию и сами были интеллигентами до мозга костей.

- Не хотите, чтобы «Спартак» опять стали «боярами» называть? Эффектно звучит.

- Думаю, нет. Дело прошлое. А недоброжелатели тогда называли нашу команду «тряпичниками», поскольку «Спартаку» помогали частные артели, за ним не стояло никаких силовых структур, министерств и больших заводов. Меня, например, «Спартак» на какое-то время прикрепил к артели «Восточные сладости». Так что, на мой взгляд, команда действительно — народная!

Wednesday, December 14, 2016

player v brothers

Таски:
Есть такая поговорка: команда с лучшим нападением выигрывает матчи, а команда с лучшей защитой – чемпионаты.
Братья-кепки учили обратному:
защита — это кубок, нападение — чемпионат 

Friday, February 21, 2014

Nikiforov ?

похоже это он
фотка с корпортаивного сайта, см больше

Wednesday, December 11, 2013

The time is out of joint ... I was born to set it right

Связь времён не распалась, можно сказать: ни хрена. Кабан рулит.
хотя тут высказано некоторое сомнение, связанное с наступающим новым годом, но в лёхкой форме.

Friday, November 22, 2013

Das Rheingold, или не дас

Золото Рейна вспоминает минулые дни (там и линьки)

- Расскажите о Севидове. Как на него заводили дело, когда он сбил академика Дмитрия Рябчикова?

- Юра испугался. Он был трезвый, почти. Небольшие промилле. Но он сбежал с места, где это случилось. Приехал майор, который проводил предварительное расследование. Родной брат Анатолия Сеглина, великого спартаковского хоккеиста и футболиста. Он отодвинул центральную полосу, короче Юрку спасал. Потом погоны потерял из-за этого. Позвонил Келдыш, президент академии наук, Брежневу, сказал: «Кто будет топливо для ракет делать? Севидов что ли?» Был процесс, который мог превратиться в судилище. Столько ему наплели. Спас Юру сын Рябчикова. Он выступал, как свидетель и сказал: «Севидов абсолютно не виноват. Отец умер не из-за того, что он его на капот подцепил». Дали 12 лет. Это было для нас страшное испытание.

Осудили, как и Стрельцова. Общество было звериное. Юрка ни на грамм не заслужил, чтобы его посадили. Он его еле подцепил. Эдика Стрельцова просто осудили за то, что он не перешел в московское «Динамо». Там и не было никакого дела. Он сказал – нет. Его и посадили.

- Каким он вернулся из тюрьмы?

- Стал еще злее и нахальнее. Отец его тренировал «Кайрат» (Алма-Ата). И он поехал туда, стал лучшим бомбардиром Первого дивизиона. Они вышли в Высшую лигу, и это громадная заслуга Юрки. Наколотил под 30 мячей.

Я в это время ушел из Воронежа. И поехал бы в Алма-Ату, он меня приглашал, но жена была против. Летать по семь часов. Тяжеловато было. Вообще, я жалею. Нужно было бы поиграть в Алма-Ате. Мы бы с ним годочек навели там приличный шухер.

- Однажды он заставил тренерский штаб включить вас в состав «Спартака»…

- Было дело. В Ростове мы играли, а там была приличная команда. У нас – три тяжелых выезда подряд: Ростов, Кишинев и Киев. Мы опережали «Динамо» на одно очко. Мы с Севидовым жили вдвоем в одном номере. Перед игрой заходит тренер, и говорит: «Валер, ты сегодня играть не будешь, мы решили играть от обороны». Испугались.

– А вы?

– Я сидел, молчал. А Юрка тут: «Тогда и я играть не буду». Для меня это стало полной неожиданностью. Ведь решает тренер, а я игрок, исполняет. Севидов же отказался играть. Пришла вся команда. Юрка их еще напугал, мол, что мы по приезду в Москву перейдем в «Динамо». «Спартак» вообще был в шоке. Нам было по 22 года и тут такое заявление. Добились того, чтобы я вышел в основе. И мы их обыграли 6:1. СКА за всю историю так не проигрывал. Потом Севидов сказал: «Я пошутил». Старостин – великий педагог и психолог, сказал, что мы те еще артисты. Весь московский городской «Спартак» встал на уши. Уйти к прямому конкуренту... 

Wednesday, August 28, 2013

1937


Футболисты "Спартака" на параде физкультурников, 1937 г.
Матч Спартак-Баски был выигран со счетом 6-2.
По некоторым данным Баски, возмущенные необъективностью судейства, покинули поле на 57 минуте после назначения им пенальти.
Необъективность судьи признал комитет физкультуры и он был выведен из Всесоюзной судейской коллегии.

скрал у rusbio

Saturday, June 22, 2013

the best striker

Никита Палыч Прославленный в прошлом нападающий московского «Спартака» и сборной СССР, а ныне первый вице-президент РФС Никита Симонян  в передаче «Линия жизни» ТК «Культура» рассказал об этапах карьеры игрока.

О родителях и родине

Мои родители с Западной Армении - из города Артвин, очень близко от Батуми. В период турецкого геноцида они бежали в Россию.

Однажды мой знакомый сказал мне: «Ты никогда не станешь президентом России, потому что родился за ее пределами». На что я ему ответил: «Ты ошибаешься! Родился я в России - в городе Армавир Краснодарского края 12 октября 1926 года. Чем примечателен этот день 12 октября? Именно в этот день несколько веков назад Колумб открыл Америку.

Мне было всего четыре года, когда мои родители переехали в Абхазию, в красивейший приморский город Сухуми.

Первые воспоминания о футболе

Наверное, когда я первый раз увидел футбольный мяч - в этот же момент началась моя футбольная лихорадка. Я неистово гонял мяч по двору. Естественно, не было когда кедов, кроссовок - бегал в ботинках. Их часто рвал и получал за это от отца-сапожника. Очень прилично - всей пятерней он прикладывался ко мне и говорил: «Брось эту хулиганскую игру». Мама, милейший человек, на это мне говорила: «Сынок, не злись! Ему нелегко деньги зарабатывать!» Мяч гоняли во дворах, гоняли в пустырях.

Нас, способных мальчишек, стали отслеживать и тренировать при «Динамо» Сухуми.

Осенью 1945 года к нам в гости приехала московская команда «Крылья Советов» и мы сыграли с ней две игры. Забить в них мне не удалось. Правда после игры один из тренеров пригласил меня к себе в номер отеля и сказал, что хочет пригласить меня к себе в Москву: «Я из тебя сделаю второго Боброва». Я думаю: «О, боже мой! Это во сне только может присниться». Тем не менее, я сказал тренеру: «Вы знаете, без родителей я не могу принимать такие решения». Они в итоге согласились, что я буду совмещать учебу и игру в футбол. Это был январь 1946 года.

Мне было 20 лет. Конечно, и тогда были проблемы с жильем. В итоге я поселился у Владимира Горохова. У него в подвальном помещении я проспал на темном чулане три сезона. Контрактов тогда ведь не было.

Я насколько благодарен им. Считаю, их своей семьей. Однажды я прожил в их квартире, она была однокомнатной, неделю...ко мне подходит Владимир Иванович и намекает: «Никита, жизнь такая сложная штука...» Я долго не мог понять смысл его слов, как он не выдержал и сказал: «Ты понимаешь, супружеский долг нужно выполнять»...

О переходе в «Спартак»

К сожалению, потом в 1948 году «Крылья Советов» оказались в конце турнирной таблицы и впоследствии расформированы. Игроки были распределены. Я должен был идти в «Торпедо». Тренеров, правда наших пригласили в «Спартак» - Абрама Христофоровича Дангулова и Владимира Горохова. Я, естественно, хотел пойти вслед за ними и написал заявление: «Хочу играть за «Спартак».

Однажды ранним утром меня разбудил стук в мою повальную дверь. За мной прислали машину и повезли на завод ЗиЛ. Меня отвезли туда и привели в кабинет Лихачева. Этот разговор трудно передать дословно, поскольку он был настоящим русским мужиком и порой произносил крепкий русский мат: «Да ты за кого решил там играть?». Долго он меня уговаривал играть за «индустрию», а не «тряпичников». В итоге я говорю: «Иван Алексеевич, все-таки хочу играть за «Спартак». «Да?! Ну, иди! Только помни - обратно тебе дороги в «Торпедо» не будет никогда. Даже, если у тебя вырастут пять звезд» - сказал в ответ Лихачев. Вот так я оказался в «Спартаке».

О Василии Сталине

Как только я перешел в «Спартак» мне дали комнату на улице Горького. Площадь - 15 квадратных метров. По наивности я даже и не знал, почему мне дали эту комнату - одно из трех помещений отобрали у квартиранта. А собственником квартиры был Александр Иванович Угаров - бывший второй секретарь ленинградского ОБКОМа партии. Знал бы я о том, что мне дадут помещение в квартире репрессированного политика, тогда бы отказался от жилья. В этой комнате я прожил до 1950 года, когда мы выиграли Кубок СССР. После этого я жил в квартире на Новопесчаной улице.

Те сезоны 1949-50, 1950-51 прошли очень удачно. Команда выигрывала матчи, кубки. Я за первый сезон забил 26 голов в чемпионате и пять в кубке, во втором - еще 34. И вот настал 1951 год. После сезона мы поехали отдыхать в Кисловодск. Компания - я, Игорь Нетто и Анатолий Ильин. Неделю мы отдыхали и пошли в кино. Смотрим фильм и вдруг говорят: «Симонян на выход!» Я вышел и вижу: стоят два адъютанта Василия Сталина. Они повезли меня на свою государственную дачу и стали уговаривать, чтобы я перешел в ВВС. Тогда Всеволод Бобров был их лидером. Мне пообещали, что в паре с ним мы составим сдвоенный центр нападения. Я и тут отказался, говорю: «Я никуда не поеду». Они - сволочи. Применили самый действенный прием - напоили меня. Говорят: «Слушай, ты можешь представить, чтобы командующий округа прислал военно-транспортный самолет (шесть летчиков и двух нас) и мы вернемся домой, не выполнив задание. Что он с нами сделает?! Давай, поедем!

Откажешься от перехода в команду у него?» Знаете. у меня ветер гулял в голове: «Ну, поехали!» Они привезли меня в Минеральные воды, где стоял самолет и привезли на аэродром на Ходынке, возле нынешней станции метро «Аэропорт». По прилету меня встречал подполковник Соколов. Меня повезли на Гоголевскую набережную, 7. Привезли, и тут заходит Василий Сталин. Он сел и сказал: «Я поклялся прахом своей матери, что ты будешь в нашей команде. Ты сам понимаешь, что это значит...»Я, не думая ни о каких последствиях, говорю: «Василий Иосифович, я хочу остаться в «Спартаке». Он в ответ: «Ну и иди»! Я так стремительно спустился по лестнице. Но на выходе меня вновь настигли адъютанты: «Командующий снова просит вас подняться». Он предполагает: «Возможно, ты боишься препятствий со стороны Хрящева?! Ты не беспокойся, я улажу этот вопрос». Я говорю: «Нет, Василий Иосифович! Все-таки в «Спартаке» благодаря тренерам и партнерам я состоялся как футболист. Разрешите мне остаться в «Спартаке»...

Думаю, что эта фраза его тронула. Знаете, он тут обвел своих подчиненных глазами и сказал им: «Вы слышали? Человек только что сказал мне правду в глаза». А мне добавил: «Иди, играй за свой «Спартак»! Но помни, что в любое время и по любым вопросам я тебя приму с распростертыми объятиями».

Я поехал. Вернулся в свою квартиру на Новопесчаной улице. Ждал, что за мной снова придут адъютанты и вернут на юг, но, как оказалось, напрасно. Через какое-то время раздается звонок в дверь. Стоит солдат и спрашивает: «Вы Симонян?». Я отвечаю, что да. Он протягивает мне военную форму № 28, билет на поезд в Кисловодск, причем в обе стороны. Я говорю: «Мне в один конец достаточно», а он непоколебим: «Приказ командующего!».

В общем, возвращаюсь я в Кисловодск. Захожу я в номер, и тут Игорь Нетто со своей специфической интонацией спрашивает: «Ну, где ты шлялся?» Я ему отвечаю: «Перед тобой офицер красной армии. Форма 28». Игорь косо посмотрел и сказал: «А, ну ладно! Набьют тебе морду наши болельщики - и правильно сделают!»

О материальном положении игроков

Мы тогда были и не любители и не профессионалы - не те и не другие. Мы, получается, обманывали весь спортивный мир, называясь то студентами, то слесарями, то рабочими. На самом деле никто не работал. Зарплаты тогда были небольшие. Евгений Ловчев правильно пишет в «Советском Спорте», что многое зависело от посещаемости - чем больше людей ходит на футбол, тем больше зарплата. Например, в Санкт-Петербурге на Кирова команды получали очень хорошие премиальные.

Конечно, мы получали больше, чем рабочие в среднем по стране, но меньше, чем профессиональные футболисты Запада. В частности, выиграв олимпиаду в Мельбурне нам заплатили... только суточные.

А в 1958-м году в Швеции за 11 дней сыграли пять игр одним составом без права на замены. Не так давно я рассказал об этом Мишелю Платини, на что тот ответил: «Это был каменный век!»

О связи с театром

Раньше в раздевалку к нам приходили Игорь Ильинский, Рубен Симонов, Виктор Станицын. Они так пристально смотрели за тем, мы шнуруем бутсы, поправляем форму перед выходом на поле. А почему? Потому что и футболистам и артистам нужно отчитываться перед зрителем.

Saturday, May 11, 2013

Final whistle

Сэр АФ, уходящий на заслуженный отдых -- единственный человек, непрерывно работавший в английской премьер-лиге с момента основания, не выходя из тройки. Это не превзойти, как стаж в 1м клубе, в котором он продолжит на др должности. Романцофф аддыхаитЪ :(
титулы за 20 лет
по титулам Бавария -- тоже 31, но у МЮ потяжелее, хотя у испанцоф по 3 ЛЧ

Saturday, January 12, 2013

Spartakusaufstand

Восстание спартакистов (спартаковцев) или Январское восстание (нем. Spartakusaufstand; Januaraufstand) — период всеобщей забастовки и вооружённой борьбы в Берлине с 5 по 12 января [сегодня годовщинко] 1919 года, с подавлением которых закончилась Ноябрьская революция в Германии.

В деле приняли участие Герберт Маркузе и Карл Радек. После восстания Р. Люксембург и К. Либкнехт были убиты.

Теперь гуглицо гл.образом «Спартак: Месть» — телесериал кабельного канала Starz, продолжение сериала «Спартак: Кровь и песок». Премьера состоялась 27 января 2012 года. [тут канешно историчный прыорат]
+ греческий ресторан в Дареме
+ в ФБ какая-то образовательная программа, от которой приходят посты, но найти её вот так, сразу не получилось, как и всё остальное на ФБ
+ всегдашня гей-ассоциация
Чемпион, ничо не скажеъ, - кстати был же к/ф Чемпион с его участием (могу сов.рать)

Sunday, December 16, 2012

RIP: УМЕР НИКОЛАЙ ПАРШИН


На 84-м году жизни скончался один из лучших нападающих "Спартака" 50-х годов Николай Иванович Паршин.

Николай Паршин выступал за "Спартак" с 1949 по 1957 годы: за это время трижды становился чемпионом СССР (1952, 1953, 1956), был обладателем Кубка СССР (1950). Всего за "Спартак" он сыграл 118 матчей и забил 43 мяча. Паршин - автор первого гола в знаменитом товарищеском матче между сборными СССР и ФРГ в 1955 году. После окончания футбольной карьеры Николай Иванович более сорока лет работал тренером в спартаковской школе. Он воспитал не одно поколение знаменитых спартаковцев, которые впоследствии выигрывали чемпионские титулы и Кубки.

ФК "Спартак-Москва" скорбит об утрате и выражает искренние соболезнования родным и близким покойного.

Monday, November 5, 2012

drive


«При Романцеве в салоне было тихо. Не то что сейчас…» Корреспондент «ССФ» отправился в гости к водителю автобуса «Спартака» Николаю Дорошину

Добавить в избранное
Версия для печати
Код для вставки в блог
06-12 ноября, №44(439) Туманов Д.


Футбол

РУЛЕВОЙ «СПАРТАКА». Николай Дорошин 35 лет водит спартаковский автобус. Таких старожилов в клубе больше нет. Неудивительно, что водитель он не простой, а, можно сказать, окольцованный: 7 октября в перерыве матча «Спартак» – ЦСКА ему вручили именной спартаковский перстень. Такой есть только у Аленичева, Романцева, Черенкова, Тихонова да Титова. Корреспондент «ССФ» отправился в гости к водителю – поговорить и посмотреть, пощупать подарок.
– Высоко забрались, – говорю я. С 23‑го этажа, где живет в трешке Дорошин, церковь пророка Илии и стадион «Локомотив» кажутся, как на макете.
– Когда был старый стадион, счет на табло видел, – говорит он, дымя сигареткой в открытое окно. – Дом сдали в 1985‑м. Элитным считался. Тут Романцев на 21‑м этаже жил, Сережа Шавло на 20‑м живет. Юра Гаврилов должен был получить квартиру, но Зоя (жена) сказала, что мебель сюда не войдет (смеется). Чтобы я получил, Николай Петрович (Старостин. – Прим. ред.) письмо организовал: нужно, мол, жить ближе к месту работы. У нас ведь гараж в Сокольниках, а из Отрадного добираться – проблема. По чайку? Зеленый, черный?

ХОККЕИСТ, ТАКСИСТ…

Идем на кухню. Разговариваем, отхлебывая из чашек, хрустя сушками.
– Матвеич, немножко о себе…
– Родился в 1945‑м в Марьиной Роще. Коммуналка – как у Высоцкого: на 38 комнаток всего одна уборная. Район – бандитский, веселый. Но у нас был класс такой… интересный: много ребят играло в командах мастеров в хоккей. Я – в «Трудовых резервах». Призвали в армию – играл за СКА в Твери. На третий год предложили идти на сверхсрочную, отказался – в строй загнали…
– После армии можно было продолжать гонять шайбу…
– За команды мастеров – нет, у меня к тому же травма спины была. Устроился лаборантом в Тимирязевскую академию – на 120 рублей. Еще и играл за них: был такой турнир – ДСО «Урожай». Приплачивали копейки…
– Выиграл – получай десятку в конвертике…
– Точно! Женился, родился ребенок, денег не хватало – окончил курсы, устроился таксистом в 11‑й парк. Зеленый огонек, счетчик – 10 копеек за посадку. Зарплата небольшая, но на чаевых можно было как-то заработать. Муж подруги жены, Солдатов Сергей Михалыч, лет двадцать возил «Спартак», и его сменщик дядя Боря должен был уходить на пенсию. Он и попросил подыскать замену. Мне и предложили. Первые три месяца – пока дядя Боря не ушел – возил Константина Иваныча (Бескова. – Прим. ред.) на «Волге». Шел 1977 год – «Спартак» стал чемпионом первой лиги.

«ПОМОГ БЫ КОСТЕ!»

– Бесков был в прекрасном настроении…
– Да. Но на базу приезжал – все разбегались. Ему надо было на кого-то собак спустить. На кого – все равно. Сторож, горничная гостиницы, директор базы… Все равно по какому поводу придраться – как до столба: чего стоишь – проводами опутался? Но пар спустил – нормальный человек. Помню, как досталось бедному гаишнику. В 1980‑м встречаю олимпийскую сборную (там почти все были спартаковцы) после Волгограда (летали на Мамаев Курган – клятву давали), везу на базу. А где-то сзади на «Волге» – Бесков, Яшин и Николай Петрович. Проскакиваю на желтый. Тормозит гаишник. Выхожу. Подъезжает наша «Волга», вылетает Константин Иванович и сует лейтенанту удостоверение полковника в нос. А мне говорит: «Езжай!». Гаишник – по стойке «смирно». В это время (Гера мне, водитель, рассказывал) Николай Петрович говорит Льву Ивановичу: «Лева, а ведь ты тоже полковник! Помог бы Косте!». Тот выскакивает и тоже свое удостоверение лейтенанту – в нос! Представляю, что они ему напихали…
– Бесков в автобусе сидел на переднем сиденье?
– Как правило, все старшие тренеры сидят впереди (Эмери сейчас сидит за водителем), но Константин Иваныч сидел на третьем справа. На переднем сидел Николай Петрович – его не подвинуть. Бесков с третьего ряда регулировал движение: «Куда летишь?! Тормози! Здесь обгоняй!».
– Водители нервничали…
– А куда денешься?!
– У Бескова с Бубукиным скандал вышел в «Локомотиве»: ехали на матч, Бубукин пчелу щелбаном сбил, та попала в глаз массажисту, он заорал – помешал настраиваться команде…
– Да, когда при Бескове ездили на матч, в автобусе было настолько тихо, что муху слышно. И при Олеге Ивановиче так же продолжалось. Это сейчас едут с музыкой. В наушниках сидит где-то в конце автобуса, но так гремит, что мне слышно!

СИГНАЛ – КАК У ПАРОВОЗА

– Николай Петрович сидел впереди, но с точки зрения безопасности… Вот Силагадзе (бывший спартаковец, тренер смоленской «Искры». – Прим. ред.) вылетел через стекло – погиб… У вас бывали экстремальные ситуации?
– 1989‑й. Ярославское шоссе. Везу команду после тренировки. Солнышко, сухо. И за 300 метров до кольца в меня влетает «Москвич». Точнее, под меня – почти весь влез. Я его под собой метров тридцать протащил. Отец (60 лет) и сын (35) погибли… Бухие оба. Хорошо, я  не стал уходить от них, а то бы перекалечил всю команду… На переднем сидел Стас Черчесов. Повезло – успел увидеть, уперся руками и ногами в торпеду. А то бы, как Джемал, через лобовое улетел…
– Но мелких-то ДТП было достаточно?
– Тоже не много. Только однажды дама мне в бок въехала. А в 1990‑х, когда начались пробки, на игры или в аэропорт стали ездить с гаишником. Легче, конечно. Но у нас столько идиотов! Я же не могу на такой махине сидеть у гаишника на бампере! Он идет с отрывом. Все время кто-то старается влезть между ним и тобой. Хорошо, у меня мощный сигнал, как у паровоза. Рявкнешь – сразу понимают…

ЗАКОН – ПОМЫТЬ

– В «Спартаке» больше платили, чем в такси?
– Конечно, чаевых нет, но ставка больше, да еще все матчи – в выходные, а по КЗОТу это оплачивалось вдвойне. Рублей триста получал… Поработали мы два года с Михалычем, и он ушел от нас…
– Куда?
– В мир иной… Поработал я два года с одним сменщиком, два года – с другим и понял, что лучше – одному. Приходишь – то колесо спущенное оставил, то машина грязная. А для меня это – как серпом по…! Мне всю жизнь говорят: «Что ты ее моешь, трешь для них?». Да не для них, для себя! Не могу на грязной машине ездить.
– «Икарус» помыть – не хухры-мухры…
– Часа полтора! Это сейчас мы на мойки ездим, а раньше сами мыли. А перед игрой просто закон – вымыть. Пусть дождь, через сто метров будешь такой же, но выехать должен на чистой.
– Возили, небось, с собой целый чемодан запчастей?
– Раньше, считай, второй мотор с собой возили. Ведь не было ни сервисов, ни запчастей. Все что могли делали сами. Только для ТО ездили на автокомбинаты. А там ремзоны всегда заняты – чтобы попасть, надо начальнику Мосавтотранса письмо писать! Это сейчас на «мерседесах» горя не знаешь…

БАНКА С КРАСКОЙ ОТ ИДИОТА

– Не было такого от гаишников: «Ах, ты водитель «Спартака»? А я болею за ЦСКА – получай!»
– Было и такое (смеется). Но в те времена не было такой вражды с ЦСКА.
– Дерби считались матчи против московского «Динамо» и киевского.
– В 1989‑м повез болельщиков в Киев (команда полетела). 4:1 там выиграли! Думал, сейчас камнями закидают автобус, но едем по Крещатику, народ останавливается, хлопает и кричит: «Спасибо, учителя!».
– А вас когда-нибудь закидывали камнями?
– Была история в Ашхабаде. Матч против «Копетдага» на Кубок. Я там никогда не был, попросил Олега Ивановича взять с собой. Сыграли – 1:1. И вдруг в раздевалку, в окна, полетели камни. Милиция местная разбежалась. В раздевалке оказался начальник «Копетдага», в прошлом боксер-тяж, и какой-то местный мужик – принес сувениры. Когда толпа начала в дверь ломиться, он руку под мышку сунул и: «У-у-у! На праздник шел – не взял!» Что уж он не взял? Может, нож, может, саблю… И они в четыре кулака отбивали всю ораву. А в дальнем оцеплении стояли наши солдатики – стройбат. И майор, когда все увидел, погнал их к раздевалкам. Толпа разбежалась, но, когда сели в автобус, снова полетели камни – окна разбили.
– А когда вы были за баранкой, ничего не кидали?
– Однажды ехали играть с «Динамо», на Масловке какой-то идиот бросил в автобус банку с краской. Хотел кинуть в лобовое, но в тот момент проходил грузовик, и он попал в борт. Долго смывал краску.

«ПОД КРЕМЛЕВСКИМ ЗАБОРОМ…»

– Если сравнить 1980‑е и сейчас – ребята очень изменились?
– Разные люди! Раньше команда была – одно целое, выезжали и на пикники, и еще куда. Сейчас тренировка закончилась – по машинам и разбежались! Или сидят в автобусе – как в рот воды набрали, а раньше – подколы, ржач! Юрик Гаврилов – заводила. Был эпизод. Дедушка (Старостин) сидит в автобусе, а Юра не видит его. Подходит, напевает: «А когда «Пльзень» мне в голову забил…» («Пльзень» – это пиво). Николай Петрович на него посмотрел сверху: «Гаврила, ты закончишь свою жизнь под забором…» – «Да, Николай Петрович, – только под кремлевским!» (смеется).

КАК БЕЛЫЙ ЧЕЛОВЕК

– ДПС иногда останавливает?
– Очень редко. Однажды остановили. «Ты что, не видишь, кто едет?» –  «А я за «Спартак» не болею». Но не оштрафовал. «Спартак» уважают, и по большому счету чувствуешь себя и на дороге белым человеком, и в жизни… Везем форму из Германии. Обычно в Бресте пассажирскую таможню проходили. А тут слышим: «Нет! Вам – на грузовую!» Едем на грузовую. А там хвост – километров на двенадцать, дня на три! Но делать нечего, встаем в очередь. Подходит мужик. «Привет! Какими судьбами?» – «Да вот с пассажирской завернули...»
Он подходит к водителю какой-то фуры, берет рацию (фуры все с рациями – и все на одной волне). «Ребята, привет! Тут в конце колонны – спартаковский автобус. Чего он среди нас будет мучиться? Давай пропустим!» Пауза. И потом голоса: «Да  х… с ним! Пусть едет!».

АЛКОТЕСТЕР ОТ… ГАИШНИКОВ

– Выходные у водителя бывают?
– Когда один работал, у дубля не было автобуса, поэтому сегодня их везешь на матч, завтра – основу. У основы потом выходной, но дубль везешь на тренировку. Так что выходные, только когда команда играет на выезде.
– Тогда – на дачу?
– Нет дачи. Да так замаешься – не до огорода. Только в последнее время стало полегче.
– Стресс снимать – нет средства лучше водки. Но ведь за баранку надо….
– Вот и выбираешь момент, когда пауза – команда на выезде.
– Мы с соседом алкотестер купили: без него никуда…
– У меня тоже лежит (показывает на подоконник) – гаишники, подарили.
– Гаишники?! На них это не похоже…
– Да тут, в Восточном округе, наших болельщиков очень много. Знаешь, что такое номера «177 177»? Это блатные. Я тоже этого не знал. Когда взял последнего «опелька», получил номер «006». Поездил годик, звонят ребята из ДПС: «Можешь подъехать?» – «Зачем?» – «Нужно, только ПТС возьми». Подъехал. Смотрю, начинают номера отворачивать. «Вы чего? Очумели?» – «Дай ПТС!». Взяли, возвращаются с новыми номерами – «177 177». «Это что такое, зачем?» – «У тебя на работе есть фенечки? Вот и у нас есть!». Номер иной раз помогает – не останавливают.
Пойдем, перстень покажу!
Достает перстень из коробочки. Подбрасываю его в руке: «Тяжелая штучка…»
– Белое золото, – говорит Дорошин. – С накладкой из обычного. Камушки драгоценные – три рубина и бриллианты. Видишь, гравировка: «Спартак», Дорошин». Кандидаты – те, кто был не меньше четырех раз чемпионом России. А я – 12‑кратный! Так что спасибо «Спартаку»!
– Кроме этого перстня какие-то премии получали? За чемпионство бесплатную путевку…
– В Сибирь! – смеется Матвеич. – Ничего не получал. Только грамоты.

 ЧТО ТАКОЕ СПАРТАКОВСКИЙ ПЕРСТЕНЬ?

В 2011 году акционерами ФК «Спартак» был учрежден титул «Легенда «Спартака» с соответствующей наградой – именной перстень из белого золота, накладка из желтого, инкрустирован бриллиантами и рубинами.
18 сентября 2011 года во время матча «Спартак» – «Крылья Советов», ставшего прощальным для Андрея Тихонова, первыми перстни получили сам юбиляр, Олег Романцев и Федор Черенков.
29 октября 2011 года в перерыве матча «Спартак» – «Локомотив» перстень №4 вручили Егору Титову. Пятым и шестым лауреатами стали соответственно Дмитрий Аленичев и водитель спартаковского автобуса с 35‑летним стажем Николай Дорошин. Перстни они получили 7 октября 2012 года в перерыве матча «Спартак» – ЦСКА. Обладатели из числа футболистов определялись голосованием болельщиков на сайте клуба. 

Wednesday, October 17, 2012

e.g.

эту игру смотрел на стадио.
в общем, 1 раз не пидорас :) На след день в гостинце завтрака не дали :)
вчерашний второй тайм французов показал, что достаточно не бояться, и всё наладится
только испанцы умеют играть в футбол, -- неверное утверждение

Tuesday, September 11, 2012

Titov's last match

прелестная tambourinaz уже написала панегирик и спела дифирамбомбомбом, жаль только подзамочно (мб, ещё снимет замок?), про прощание Титова -- он настаивал на дасвиданиьи семья и дети
я там в каментах отписался, тут добавлю пару штук тезисов: почему я не люблю Титова:

  • по матчу -- всех отблагодарил, исключая хохлов, это -- невежливо и, к сожалению, неслучайно, имхо, но главное в другом
  • Титов -- ксенофоб и расист, вывод сделан из его каментов какого-то чемпа, когда он был дисквалифицирован; камент касался участия Чюйсе в сборной РФ -- лутшэп промолчал (что многие и сделали, и за умных сошли)

Wednesday, July 25, 2012

Nikiforov


текст Максим Розенко
Предложения от Рамоса и Муньоса
- Юрий, ваши бывшие одноклубники по «Спартаку» один за одним покинули Пиренеи. В отчий дом вернулись Карпин, Мостовой, Радченко, Попов, Онопко, Ледяхов. Вам не скучно жить в Хихоне?
- Когда заканчивал свою карьеру, у нас с супругой был семейный совет, где жить дальше. Рассматривали два варианта – Хихон и Одессу. В Голландии я прожил пять лет, но оставаться там после завершения карьеры не видел смысла – мне не нравился местный менталитет. За все годы, которые я выступал за ПСВ и «Ваалвейк» у нас там толком и друзей не появилось.
- Почему же Одессе предпочли Хихон?
- Свой последний игровой сезон я отыграл в Японии за «Урава Ред Даймондз». Получил травму, долго восстанавливался. Понимал, что завершение активной карьеры не за горами. Нужно было определяться. Я сам предложил супруге жить в Одессе. Параллельно был разговор с тогдашним наставником «Черноморца» Семеном Альтманом. Было искренне желание завершить карьеру в том клубе, в котором начинал. Но не сложилось.
- «Черноморец» не потянул вашу зарплату?
- Не знаю. Я попросил умеренную зарплату и квартиру в Одессе. Но через несколько дней мне перезвонил Семен Йосифович и сказал, что президент клуба не готов выполнить мои условия. После чего мы посоветовались с женой и решили, что жить будем в Хихоне – посчитали, что так будет лучше нашим детям.
- И чем вы занимаетесь последние 8 лет?
- Сначала отдыхал от футбола – больше года вообще его не смотрел. Все знакомые удивлялись. Потом пробовал заниматься бизнесом. Что-то получилось удачно, а что-то – нет. Сейчас с моим испанским партнером налаживаем связи испанских коммерческих структур с Восточной Европой. Но пока это не постоянная, а эпизодическая работа.
- Желание вернуться в футбол вас не посещало?
- Посещало. Но уже, наверное, поздно. Была пара предложений. Не очень конкретных, правда. Сначала был звонок с вопросом, не хотел бы я поработать в тренерском штабе Хуанде Рамоса. Это было перед переходом испанца в «Днепр». Как я понял, Рамосу нужен был человек, который знал испанский и русский язык, разбирался в футболе и футбольной терминологии. У меня на тот момент были другие планы. Сейчас понимаю, что отказываться от такого предложения не стоило. Но мы ведь все умны задней мыслью.
- Второе предложение было из России?
- Мне позвонил экс-тренер «Спортинга» Антонио Маседа. Сообщил, что Виктор Муньос принимает «Терек» и ему нужен ассистент со знанием русского языка. Я отказался – на это были свои причины. Виктор контракт подписал, но вскоре его расторг. Что там случилось – не знаю. Как не знаю, в курсе ли «Терек», что меня хотели пригласить в тренерский штаб Муньоса.
- Вот если бы пригласили в тренерский штаб «Спартака», тогда бы не было вопросов. Правда, Юрий?
- Меня многие спрашивают, почему я до сих пор не работаю в структуре «Спартака». Дескать, у тебя там генеральный директор – друг. Это изначально неправильная постановка вопроса. Во-первых, штат у клуба не резиновый. А работать в «Спартаке» хотят очень многие бывшие игроки команды, которые имеют более серьезное имя, чем я. Во-вторых, я никогда бы себе не позволил позвонить Карпину и сказать «Валерчик, устрой меня в «Спартак».
- Вы говорите, что на момент приглашения от Хуанде Рамоса у вас были другие планы. Футбольные планы?
- Да. Одна испанская агентская фирма предложила мне сотрудничество. Я должен был отвечать за российский рынок – предлагать игроков в российские клубы. Но не пошло. Это ведь специфический бизнес. Здесь все выходы и входы закрыты. Многие клубы даже не хотят с тобой разговаривать – у них есть свои агенты, с которыми они работают много лет. И других не хотят. Помню, позвонил в ЦСКА. Объяснил, что хочу. Меня связали с молодым менеджером, который сразу дал понять, что армейцев такие предложения не интересует.
- Агентскую лицензию успели себе оформить?
- Нет. Работал с ребятами, у которых она есть. Понял для себя, что работа на этом рынке напоминает не современные европейские законы, а какое-то татаро-монгольское иго. Бывали разные неприятные ситуации. Например, мне агенты говорили, что владеют всеми полномочиями вести переговоры от имени того или иного игрока. А когда для переговоров уже требовались подтверждающие это документы, их часто не оказывалось. Выяснялось, что за футболистом стоит куча посредников, конца и края которым не видно. Полный бардак творился. А иногда и полная подстава. Зато в конце-концов я понял одну простую истину – если это не твой игрок, нет смысла им заниматься.
Допрос в налоговой полиции
- Юрий, в Испании победу подопечных Висенте дель Боске на Евро-2012 восприняли как должное?
- Думаю, нам стоит взять пример с испанцев в плане отношения к сборной. Здесь за национальную команду болеют все от мала до велика – от детей до бабушек и дедушек. И сборную так поддерживают, что можно просто позавидовать. Говорят, что у нас лучшая в мире команда, у нас лучшая в мире защита, у нас лучшее в мире нападение, у нас лучшие в мире игроки.
- В чем же феномен побед испанцев?
- Помню, как на Евро-2008 перед каждым матчем сборной ведущие телепрограмм тыкали иголками в куклу, одетую в форму ближайшего соперника сборной. Это было перед каждой игрой – юмор испанцам не чужд. И ведь выигрывала сборная! Команда у них очень хорошая – на данный момент одна из лучших в мире. Но ведь и до этого они никогда аутсайдерами не считались. Однако столько лет не побеждали в серьезных турнирах. И вот пошло-поехало. Видимо, у них что-то поменялось в мозгах, какой-то сдвиг произошел. Нам сейчас нужен такой же сдвиг.
- Может, этот сдвиг обеспечит новый тренер сборной России?
- У меня свой взгляд на эпопею с иностранными наставниками сборной России. После того, как я благодаря работе в испанской агентской конторе немного узнал закулисную кухню футбола, я стал понимать не только следствие, но и причину. Теперь мне ясно, благодаря каким факторам тренер на новом месте работы может получать в 10 раз больше, чем на предыдущем. Непонятно другое – почему зарплата в 7 000 000 евро ни у кого не вызвала конкретных вопросов? Адвокат – хороший тренер. Но это не Моуриньо и не Хиддинк. Уж если мы платим такие деньги, то этот наставник должен иметь соответствующую квалификацию и титулы. А у нас что? Ведь, наверное, многие понимают, куда уходят эти деньги. Только никто об этом не хочет говорить. Почему, например, в программе «Человек и закон» не было обсуждение этой темы? Или эта программа может обвинять только наших футболистов? В частности, мое поколение, которое господин Пиманов назвал рвачами. Интересно, знает ли он, какие премиальные мы получали?
- Может, стоит предложить налоговой полиции России провести допрос Дика Адвоката? Выяснить, все ли положенные по контракту деньги Маленький Генерал забирал себе или приходилось что-то отдавать?
- Это вопрос не ко мне. Меня ведь в свое время допрашивали. Причем как раз по вопросу премиальных в сборной. Мы получали по 5 000 долларов за победу над хорошими европейскими сборными. И такие премии были только в рамках отборочных матчей чемпионатов мира и Европы. А за ничьи с аутсайдерами типа Сан-Марино, Люксембурга и Фарерских островов нам не платили ничего. И мы представить себе не могли, что из-за этих денег у нас могут возникнуть проблемы.
- В 1998 году вы отказались играть за сборную из-за этих проблем?
- Именно. Там была целая детективная история. Я приехал в Москву из Европы. Меня «обрадовали» вызовом в налоговую полицию. С удивлением узнал, что на меня открыто уголовное дело. Обвиняют в неуплате налогов. В органы поехал вместе с Тукмановым. По дороге Александр Вячеславович меня успокаивал. Дескать, женщина-следователь будет допрашивать чисто для проформы. Я же вообще представления не имел, какие обвинения мне могут быть предъявлены.
- Симпатичная женщина оказалась?
- С симпатичной женщиной не сложилось. Зашли в кабинет, там два матерых мужика сидят. Говорят, что женщины нет, мы тебя вместо нее допрашивать будем. Затем в комнату еще два следователя зашли. А Тукманову сказали подождать за дверью – даже не пустили его в кабинет.
- В чем конкретно вас обвиняли?
- В том, что не платил налоги с премиальных. У нас как было – деньги давали в конвертах, а мы расписывались в специальной книге. Нам в сборной говорили, что все налоги уже выплачены. В кабинете следователя я выяснил, что это было неправдой. Меня тыкнули носом в эту книгу. Показали графу «налоги» - она была пустой. Я с максимальной доходчивостью постарался объяснить, как мы получали деньги, кто их нам выдавал и что нам говорили не переживать, мол все налоги оплачены. Следователи же мне устроили перекрестный допрос. Один вопрос, второй, третий. Я им ответил, что не могу отвечать на три вопроса сразу. Тогда матерый мужичек применил приемы психологического давления. Громко сказал, чтобы я отвечал только на поставленные вопросы. Иначе мне визу сейчас закроют, и я останусь здесь надолго.
- Чем все закончилось?
- Меня обязали заплатить штраф – 10 тысяч долларов. Сказали, что если не заплачу, обратно в Европу не поеду. Попутно интересовались, за сколько «Спартак» продал меня «Спортингу». Я посоветовал по этому вопросу обратиться к руководству «Спартака», а штраф, конечно же, оплатил. И когда вернулся в клуб, объявил о своем решении закончить свою карьеру в сборной – взыграла обида.
- Кто еще тогда из «сборников» пострадал от налоговой полиции?
- Я был первым иностранцем. Кого-то еще вызывали и тормошили из России. Но вроде дело быстро замяли.
- А в сборную вы вернулись через два с половиной года.
- И вскоре пожалел, что сделал такую продолжительную паузу. В 2001 году у меня заканчивался контракт с ПСВ «Эйндховен», я поругался с тренером. Было ясно, что голландцы мне новое соглашения не предложат. И тут как раз на горизонте возник «Глазго Рейнджерс», который к тому времени тренировал Дик Адвокат. Но в итоге переговоры пришлось свернуть – мне не смогли оформить рабочую визу. Я должен был сыграть 70 процентов матчей за свою национальную сборную за последние два года. За 2001 год я провел почти все игры, а в 2000-м не играл. В итоге 70 процентов поединков не набрал. Пользуясь случаем, хочу дать совет ребятам, которые сейчас защищают цвета сборной России: никогда не отказывайтесь от выступлений за национальную команду!
- А мы давайте вернемся к вопросу, под чьим руководством нашим ребятами предстоит выступать за сборную. Вы ведь не приветствуете назначение Фабио Капелло, который якобы будет получать 5 миллионов евро в год?
- Неделю назад с Витькой Онопко обсуждали, кого назначат главным тренером. За президента РФС я даже не спрашивал – на эту должность назначат того, кого нужно назначить. Я не против иностранцев. Считаю, что с Хиддинком нужно было продлевать контракт. Но сейчас главным тренером нужно было назначить молодого отечественного тренера. Причем я не ратую за какого-то конкретно – возьмите Писарева, Кобелева или любого другого. Дайте зарплату в 500 тысяч евро в год, пусть пробует. Выведет на чемпионат мира – удвойте сумму в контракте. Не выведет – меняйте. Но в любом случае нам нужно давать дорогу молодым. У нас же эту дорогу наоборот почему-то закрывают.
- В каком смысле?
- Когда я еще играл за «Спартак», а потом приехал в «Спортинг» почувствовал разницу в отношениях наставников. В Испании тренеры после игры искренне жмут друг другу руки. А у нас почему-то так же искренне ненавидят друг друга. Так было в 90-х, когда я играл за «Спартак», и с тех пор, насколько мне известно, мало что изменилось. Вот и получается, что умудренные сединами тренеры, которые работали еще в советском футболе, очень часто смотрят на своих более молодых коллег исключительно как на конкурентов, которые собираются отобрать у них их хлеб.
«От ЦСКА прятался на конспиративной квартире»
- Юрий, мало кто знает, что вместо «Спартака» вы могли оказаться в ЦСКА. Причем в идеале успели бы выиграть в составе армейцев последний чемпионат СССР.
- С ЦСКА была интересная история. Армейские селекционеры присмотрели меня с группой украинских ребят еще в 1987 году, когда я в составе сборной СССР выиграл юношеский чемпионат мира. А персональный наряд на меня вроде был выписан уже после победы в юниорском первенстве Европы. Но в киевском «Динамо» сработали быстрее. Когда в Одессе меня начали искать, я был уже в столице Украины. Помню, как некоторое время «Динамо» нас с Серегой Беженаром и Олегом Матвеевым прятало на какой-то «конспиративной» квартире. Причем тренеры запрещали нам даже выходить на улицу.
- Долго действовал запрет?
- До поездки во Львов, где мы в какой-то маленькой закрытой части приняли присягу. После этого никакие персональные наряды ЦСКА нам были не страшны. Через год я вновь во Львов в эту часть приехал – демобилизовался (учился в институте, тогда как раз вышел закон, что студентам урезают срок службы с двух лет до года). Из Львова поехал в Киев просить Лобановского, чтобы он отпустил меня в «Черноморец» - не видел на тот момент для себя перспектив в «Динамо». В последнем для себя «киевском» сезоне в чемпионате СССР среди дублирующих составов я забил 13 голов. Но в основе Лобановский меня выпустил только раз – в еврокубках, в матче против «Фиорентины». А в нападении тогда у «Динамо» в основе выходили Протасов, Беланов, Саленко, Юран подходил – с ними было тяжело конкурировать. Я тогда ведь впереди бегал.
- Вскоре вы переквалифицировались в защитники. С беками «Лидса» тоже трудно было конкурировать? Почему после просмотра «Лидс» не предложил вам контракт?
- Я провел в Англии две товарищеские встречи со второй командой «Лидса». Но с переходом что-то не сложилось. Вернулся в Одессу. А вскоре за нами с Ильей Цымбаларем приехали селекционеры московского «Динамо». «Спартак» появился на горизонте в последний момент, пришлось все переигрывать.
- Но вы об этом не пожалели?
- Ни капельки. Выиграл три чемпионата и Кубок страны, удачно сыграл в Лиге чемпионов. После того, как забил два гола «Нанту», мой трансфер оформили в «Спортинг».
- А сколько все таки испанцы заплатили за вас «Спартаку»?
- Точно не знаю – по-моему, в прессе мелькала цифра в миллион долларов. Психологически тяжело было адаптироваться к новым условиям, в том числе, частным поражениям команды. Через полгода даже появилось желание вернуться в «Спартак». Но это было нереально – контракт со «Спортингом» подписал на 5 лет. Во втором сезоне команда вылетела из примеры. Уже после первого круга это стало понятно, мне рекомендовали искать другую команду. Второй круг уже не играл, чтобы не получить травму – меня хотели удачно продать. Так как у меня не было своего менеджера, я
попросил Валеру Карпина поговорить с его агентом – готов ли он взяться за мое трудоустройство. И менеджер нашел неплохой вариант. Я уже должен был подписывать соглашение с «Бешикташем» - прилетел в Турцию, договорился об условиях личного контракта. Не подписал только из-за того, что у «Спортинаг» передо мной была задолженность по зарплате. Ждал, пока испанцы со мной рассчитаются.
- Рассчитались?
- Да. На следующий день после этого должен был лететь в Стамбул – подписывать долгосрочный контракт с «Бешикташем». Но около полуночи мне перезвонил менеджер Карпина и сказал, что я никуда не лечу. Он договорился с ПСВ «Эйндховен». Мне тоже этот вариант понравился больше. «Спортинг» не остался в накладе – голландцы выплатили за меня испанцам 4 700 000 долларов. И я подписал хороший личный контракт.
- Когда последний раз получали деньги за свою работу на футбольном поле?
- В прошлом году. Выступал за «Спортинг» по ветеранам. Мы выиграли Кубок страны по «индору» - турнир проводит испанская федерация. Играем 5 на 5, с бортиками. Раньше в турнире участвовали только команды, которые побеждали в чемпионате или розыгрыше Кубка Испании. Затем эта норма была упразднена. В итоге мы выиграли турнир в прошлом году. Сначала прошли группу, затем играли по олимпийской системе – четвертьфинал, полуфинал, финал. Победили «Овьедо» и «Сельту», по разнице мячей прошли «Атлетико» Мадрид. Я только против «Овьедо» сыграл, затем получил травму. Пришел на следующий матч, зашел в раздевалку «Спортинга» - поддержать ребят. И тут мне вручают 50 евро призовых – за прошлый поединок. Мелочь, а приятно. Бегаю с удовольствием. Сейчас у нас отпуск – тренировки возобновляться с сентября.
Личное дело
Никифоров Юрий Валерьевич.
Родился 16 сентября 1970 года в Одессе.
Воспитанник одесской футбольной школы «Черноморец».
Выступал за команды «Черноморец» Одесса (1986, 1988, 1990 - 1992), СКА Одесса (1987), «Динамо» Киев - дубль (1988 - 1989), «Спартак» Москва (1993 - 1996), «Спортинг» Хихон Испания (1996 - 1998), ПСВ Эйндховен, Голландия (1998 - 2002), «Ваалвейк» Голландия (2002-03), «Урава Ред Даймондз», Япония (2003 - 2004).
Чемпион России 1993, 1994, 1996 гг. Обладатель Кубка России 1994 г. Чемпион Голландии 2000, 2001 гг. Обладатель Кубка Украины 1992 г. Обладатель Кубка Японии 2003 г.
За сборные СССР / СНГ / России сыграл 59 матчей, забил 6 голов. За олимпийскую сборную СССР сыграл 6 матчей.
Участник чемпионатов мира 1994 и 2002 гг. Участник чемпионата Европы 1996 г.
Победитель юношеского чемпионата мира-1987 и юношеского чемпионата Европы-1988.

Tuesday, April 24, 2012

density

как тесен мир -- я тоже работал в Ульяновске, слБ, не в ссылке :)

Олег Романцев, Георгий Ярцев и Вагиз Хидиятуллин отправились в Ульяновск по приглашению местных властей на открытие памятника патриарху "Спартака" и отечественного футбола Николаю Старостину. В этом городе он работал тренером, находясь в ссылке.

"Нам выпало огромное счастье поиграть в "Спартаке" в те времена, когда его возглавлял Николай Петрович. Это был удивительный человек, бесконечно преданный футболу и родному клубу. Именно благодаря этим качествам в команде выросло огромное количество игроков и тренеров, которые и по сей день продолжают жить и работать, следуя заповедям Старостина", — сказал Романцев изданию "Спорт-экспресс". 

Wednesday, April 18, 2012

90th jubilee

в Союзе, не в мире нет ещё пока (и не будет никада) командв лутшэ Спартака
это Вам, батюшко, не кони на лыжах :)

Tuesday, March 13, 2012

Netto

Нетто, но не тот, а старший

Лев Александрович Нетто - старший брат Игоря Нетто и один из организаторов восстания в Норильлаге 25 мая 1953 года. Демократическая республика просуществовала до 1 июля.

Родился в 1925 году в Москве. Старший брат знаменитого футболиста Игоря Нетто, чемпиона Олимпийских игр 1956 года и Европы – 1960 года.
1943 год — призван на фронт, прошел обучение в школе партизанских кадров.
Февраль 1944-го — с группой партизан десантировался в Эстонию, во время первой же схватки с карателями попал в плен. Отправлен в лагеря для военнопленных — сначала в Двинске (Латвия), потом — в Каунасе (Литва), затем — этапом в Западную Германию.
15 марта 1945-го — около города Плауэн (Германия) освобожден американскими войсками. Несмотря на многочисленные предложения уехать в США или Францию, решил вернуться в Москву.
19 мая 1945-го — из американской оккупационной зоны передан в советскую. В колонне бывших военнопленных и остарбайтеров пешком дошел до Западной Украины, где был призван на военную службу в Красную армию.
Апрель 1948-го — перед самым окончанием срока службы арестован контрразведкой в городе Ровно по подозрению в шпионаже. Ночные допросы и пытки в течение двух месяцев.
22 мая — приговорен к 25 годам заключения. Этап Ровно — Киев — Москва — Свердловск — Красноярск — Норильск.
Осень 1949-го — прибыл в Горлаг (Норильск). Девять месяцев — на общих работах (в основном строительных), после — работа токарем в ремонтно-механической мастерской.
Март 1953-го — многочисленные убийства заключенных охраной, в ответ — вспышки открытого возмущения, ставшие почвой для восстания.
25 мая — начало восстания, к июлю жестоко подавленного. Участники убиты или распределены по другим лагерям, Льва Нетто несколько раз этапируют.
Февраль 1956-го — освобожден после семи лет лагеря.

  Отрывок из  «58-я. Неизъятое» Лев Нетто. Книжка с адресами воcставших.

Saturday, February 11, 2012

100


СТО ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВАСИЛИЯ СОКОЛОВА

Сегодня исполняется сто лет со дня рождения легендарного спартаковского защитника и тренера Василия Соколова.
Василий Соколов — легендарный спартаковский капитан, один из сильнейших левых и центральных защитников в истории нашего клуба. Он защищал красно-белые цвета с 1938 по 1951 год: за двенадцать сезонов провел за «Спартак» 293 матча, забил 2 мяча, дважды становился чемпионом СССР (1938, 1939), пять раз завоевывал Кубок СССР (1938, 1939, 1946, 1947, 1950). Именно достижение Соколова (рекорд футбольного долголетия, продержавшийся без малого 60 лет) превзошел в прошлом году Андрей Тихонов. Нынешний тренер «Спартака» вышел на поле против «Крыльев Советов», когда ему исполнилось 40 лет и 337 дней. Прежний же рекорд был установлен 4 октября 1951 года: в кубковом четвертьфинале против «ВВС» легендарный защитник сыграл в возрасте 39 лет и 234 дней. 

И на тренерском поприще Василий Николаевич добился впечатляющих результатов. Он единственный в истории «Спартака» главный тренер, в союзные времена дважды подряд приводивший команду к чемпионству (1952, 1953).
…История появления в «Спартаке» защитника Василия Соколова, игравшего прежде за команду Белорусского военного округа, заставляет вспомнить крылатую фразу, сказанную при первом знакомстве с ним братьями Старостиными: «Глаза стальные, как у хищной птицы». И это было не просто ассоциацией с фамилией. Основатели клуба не ошиблись в выборе. Позднее Андрей Петрович, которому довелось поиграть с Соколовым в одной линии, вспоминал: «Рослый, сухой, с лицом аскета, Василий обладал быстрым бегом и полным набором футбольных качеств. Он был «непроходимым» для крайних нападающих». А Мартын Мержанов, первый редактор еженедельника «Футбол», писал: «Василий Соколов всегда играл молодо. Он никогда не выглядел утомленным... Зрители всегда видели на поле собранную, подтянутую фигуру футболиста. Он был до конца энергичен, неуступчив, горяч».
В интервью Константину Есенину для сборника «Московский футбол» Василий Николаевич говорил: «Я никого не боялся. Футбол — всегда игра, и против любого форварда я играл в «кто кого перехитрит». Был я левым защитником, так что мне ближе всего правые крайние. Из них сильнейшие в мое время — Семичастный, Гринин и Трофимов. Когда стал центральным, трудно было играть против Сергея Соловьева».

По словам Соколова, наиболее памятными для него явились кубковые матчи — переигровка полуфинала 1939-го, финалы 1946 и 1947 годов. Эти встречи завершились победами, потому переживать их вновь и вновь было приятно. А вот финал 1948 года, проигранный ЦДКА, оставил самые тяжелые воспоминания. «После этой игры много дней места не находил, — признавался Соколов. — Ходил из угла в угол. Какая-то опустошенность была».
Приняв у Андрея Старостина капитанскую повязку, Соколов в течение многих сезонов выводил команду на поле. Посему его появление на тренерском мостике никого не удивило. Этот момент очень точно обозначил писатель Александр Нилин: «Тренерство виделось закономерно очередной ступенькой восхождения любимого болельщиками игрока, проявившего, к общей радости, еще и педагогическое дарование. Как оно, например, и было, когда тренерами этого знаменитейшего клуба становились Василий Соколов, Николай Гуляев, Никита Симонян...»
Правда, что касается педагогического дарования Соколова, мнение людей футбола на этот счет не было однозначным. Здесь уместно процитировать отрывок из книги Николая Старостина «Звезды большого футбола»: «Сменив футболку игрока на свисток тренера, он уже в первый год работы оказался со своей командой в звании чемпиона Союза.
В следующем, 1953 году повторил успех. Золотые медали снова у московского «Спартака».
Мало того, в ансамбле появилась талантливая молодежь (Татушин, Огоньков, Исаев, Агапов). На первом месте оказались дублеры.
Но Василий Николаевич допускает несколько ошибок. Теряет равновесие в отношениях с возрастными игроками и руководством общества. С первыми он переходит на диктат, со вторыми перестает достаточно считаться».
Все это привело к тому, что старшего тренера отправили в ГЦОЛИФК для получения специального образования. И в «Спартак» он уже не вернулся: работал с другими клубами, привлекался в сборную СССР. Но и там оставался верным однажды выбранному стилю. Поэтому очень важным для понимания фигуры Василия Соколова выглядит еще одно наблюдение Николая Петровича: «Посмотрев последний фильм по сценарию Льва Кассиля «Удар, еще удар...», я, грешным делом, подумал, что, вероятно, Лев Абрамович взял для своего героя прототипом Василия Николаевича, которого отлично знал и высоко ценил.
Мое предположение дополнялось не только одинаковым принципом руководства, но и некоторым портретным сходством артиста Малого театра Коршунова, играющего роль старшего тренера в фильме, с молодым В. Н. Соколовым. На экране все кончилось торжеством идей непоколебимого наставника.
Мне кажется, что за пятнадцать лет тренерской практики он добрался до той золотой середины в отношениях с игроками, которая, как правило, всегда верна и по-настоящему устраивает обе стороны».
…Василий Николаевич прожил 69 лет. Он скончался 3 июля 1981 года в Москве.

Wednesday, October 26, 2011

brothers


Помним.

ЧЕТЫРЕ БРАТА. Братья Старостины так прочно спаяны в истории «Спартака», что стали устойчивым словосочетанием, именем нарицательным. Не Николай, Александр, Андрей и Петр, а именно так: братья Старостины. Потому и воспринимаются народом как некий спартаковский (о четырех головах) вариант Змея Горыныча… 24 октября Андрею исполнилось бы сто пять. «ССФ» решил отметить юбилей поездкой на малую родину Старостиных – в Ярославскую область, где в деревне Погост они провели детство.

ЧЕТЫРЕ ПОГОСТА

С почестями проблем нет (взят фирменный красно-белый мяч, журналы), но проблемой оказалось место назначения – деревня Погост Ростовского уезда Ярославской области (там родились Александр и Петр и все четверо провели большую часть детства).
В нынешней Ярославской области оказалось четыре Погоста. Один – на Владимирской дороге (Р-74), вроде тот самый, недалеко (20 км) от Вашутинского озера, на берегу коего, по мемуарам, семья снимала летом дачу у художника Кардовского… Однако дочь Николая Петровича – Елена Николаевна сообщила, что дом находится не на Р-74, а на Ярославском шоссе справа: «Была там лет пятьдесят назад, но это помню точно». К тому же в книге Николая Петровича («Футбол сквозь годы») мы вычитали, что его отец, Петр Иванович, умер от тифа в 1920‑м в родной деревне, и каждый раз, когда «Спартак» едет на игры в Ярославль или в Кострому, Николай Петрович просит водителя остановить автобус: «Выхожу и иду на могилу».
Прямо перед выездом звонит уже мой родственник: «Нашел!». Раскопал в Интернете: Погост переименовали, теперь называется – деревня Перелески.

ЕСТЬ ТУТ КТО ЖИВОЙ?

Почти двести километров до Перелесков пролетаем за два с половиной часа. Перед деревней – бетонная стела колхоза «Ленинский путь». Далее – магазин из бетона. Деревянный прилавок с намалеванным краской «мясо-рыба» пуст. Так же безжизненны избы. Многие – с заколоченными окнами…
Пока ехали, все казалось просто – находим долгожителя: «Папаша, где тут дом Сахаровых (род братьев по матери)?» Но где же папаши? Есть тут кто живой? Ау! Деревня пуста. Но кто-то есть в придорожном кафе «Верста». Внутри все сработано под старину – дореволюционные фото и прочее. Думаю, висят где-то и Старостины. А может быть, и сам Петр Иванович – он ведь был знаменитым на всю губернию егерем. Но нет Старостиных…
Медленно едем вдоль деревни, высматривая живую душу. В книге написано про тополиную аллею. Нет ни аллей, ни тополей. Зато стоит трехлитровая банка клюквы на табуретке! Ага, есть живая душа! Навстречу выходит старикан.
– Извините, не по вашу клюкву. Где тут дом Сахаровых, где Старостины родились?
Удача! Александр Михайлович Филатов 74 лет, бывший шофер колхоза «Маяк», конечно, знает, где их дом: «Вон там – заколоченный. А еще дальше, разрушенный, – дом их тетки Аграфены».
– Не покажете или боитесь, клюкву сопрут?
– Да кому она нужна!

ГДЕ ПЯТАЯ СТЕНА?

Дом Сахаровых, как и многие соседние дома, заколочен несерьезно – листами оргалита. Оказывается, чистая бутафория. «Начальство приказало. Тут у многих заброшенных домов окна разбиты – некрасиво». Но грабить в доме нечего: дверь нараспашку, внутри пусто. Из того, что могло помнить братьев, – дверь да печка, но и ту, видать, скоро разломают на кирпичи. Как, очевидно, и огромную русскую печь, в которой Старостины… парились с вениками.
Впрочем, дом давно принадлежит чужим: дядя братьев, Алексей Степанович, умер в 1970‑м. «Жил потом какой-то армянин, потом – бизнесмен... Плакат долго висел, что продается. Сейчас газ проводят – можно будет продать за миллион с лишним». Возможно, если бы повесили мемориальную табличку, улетел бы вмиг. Однако последние хозяева все сделали для того, чтобы дом потерял исторический облик: даже стены снаружи заколотили… шифером. А где сени, где две горницы? Да и вообще где пятая стена у этой пятистенки?
Идем к дому тети, точнее, к его развалинам. «Тетка умерла в 1979 году. На Олимпиаду выселяли сброд из Москвы за 101‑й километр – вот один из тех и поселился в этом доме. Помер, и забросили дом».
Но больше всех не повезло «егерскому» дому – тому самому, где отец Старостиных столовался перед охотой: от него ничего не осталось – сгорел в позапрошлом году (короткое замыкание)…
– Михалыч, а вы видели братьев?
– Да нет. Когда они приезжали, я то на работе, то еще где. В конце 1950‑х поехал в Москву на футбол и купил книгу Андрея Старостина «Большой футбол». Там много написано про нашу деревню. Привез – вся деревня читала по очереди. Дал родственнику, дяде Мише, – она и пропала. Дядя Миша – тот самый, который обогнал Андрея Старостина. Он тут устроил бега, думал, что всех наколет, а этот Мишка дал такого стрекача (смеется). Футбол в Погосте не пошел, хотя Старостины пытались научить народ. Правда, позже мы гоняли мяч – из жердей ворота ставили… А теперь какой футбол?! Народу-то нет. Живут в деревне только моя троюродная сестра – единственная родственница Старостиных в деревне, я-то по другой линии, – приезжие азербайджанцы, председатель сельсовета, да я клюквой торгую по пятьсот рублей банка.
– Покупают?
– Берут. Две банки осталось.
– Справляли в деревне юбилеи? Братьям ведь по сотне стукнуло…
– Какие юбилеи?! Все развалилось… А знаменитые были ребята.

ПЕНСИЯ ДЛЯ ТЕТИ ГРУШИ

На ловца и зверь бежит. Вот и она, медсестра Людмила Степановна Филатова, 68 лет, двоюродная племянница братьев Старостиных, топает с дежурства в госпитале.
– Людмила Степановна, раньше родственников Старостиных в деревне было много?
– Не очень, по линии матери пять теток да два дяди. Но если считать с их детьми и внуками – очень много! Мама моя была братьям двоюродной сестрой. Жила долго с ними в Москве. Рассказывала, когда они в футбол играли, форма такая грязная была, начнет им трусы стирать – так старалась! – до дыр. А они не ругались – только хохотали…
– Вы-то Старостиных помните?
– Хорошо помню! Целое событие, когда они приезжали. Время было тяжелое – они привозили продукты (все-все, даже, помню, огромную банку селедки) и говорили: разделите на всех. Тетя Груша была одинокая – муж во время вой-ны умер на трудовом фронте. Она осталась без пенсии. Братья каждый месяц присылали ей деньги до самой ее смерти. А когда сами приезжали, обязательно – застолье. Всех соберут – и ребят тоже. Человек тридцать. За столом вспоминали детство, всех помнили по прозвищам – столько хохота! Приезжали на своей машине (такая длинная). Но никогда не оставались ночевать. На ночь глядя уезжали.

В ОДНОЙ МОГИЛЕ

В программе нашей краеведческой экспедиции – поиски могилы Петра Ивановича. Тут без помощи Филатовой не обойтись. Хотя она сутки не спала, но сдается и садится в машину. Пока едем на кладбище при церкви Николая Чудотворца (там, кстати, братьев крестили), спрашиваю, зачем переименовали Погост в Перелески.
– Так перед Олимпиадой-1980 и переименовали. Погост – это ведь кладбище. По преданию, здесь здорово побили монголо-татар и похоронили их тут вместе с конями. Сколько лет была деревня Погостом, но перед Олимпиадой кто-то решил, что слишком печально звучит, а мимо поедут иностранцы. Собрали народ и начали выбирать новое название. У нас много перелесков – вот и остановились на этом названии.
Кладбище состоит сплошь из дальних и близких родственников братьев Старостиных. Идем мимо бабушек, теток, дядьев… Вот и железный крест отца Старостиных – еле виден в высокой траве. Но крест, оказывается, с 1979 года служит двоим: «Тетя Груша и Петр Иванович лежат в одной могиле. Тетя была бездетной, все время говорила: положите меня рядом с ним… Но еще до смерти тети Груши братья положили мраморную доску отцу. Как только положили, какие-то хулиганы ее сразу и разбили!».

ВОРОТА НА ВЕКА

Ну хорошо, Ярославская губерния не захотела сохранить дом Старостиных, но дом художника Кардовского в Вашутино, где летом жили Старостины, должен стоять: Дмитрий Николаевич в Переяславле – звезда покруче, нежели Аршавин в российском футболе.
– Да, да, да! Помню, снимали здесь дачу Старостины, – задумался пожилой велосипедист.
– Вряд ли помните – снимали до революции.
Задумался о доме Кардовских и старожил дядя Митя, вспомнил только о каком-то кирпичном фундаменте. «Там, за сараем, – махнул рукой. – Наверное, он и есть дом». Фундамент мы так и не нашли. Как не нашли (и не пытались) легендарную сосну, на которой егерь Петр Иванович спасался от стаи волков.
Зато нашли-таки футбольное поле – оно порядком в стороне, но ближе нигде не было. Поле оказалось для игры в… одни ворота – вторые не сохранились. Неказистые стояли ворота – сколоченные из кривых стволов, но крепко, на века… Кто знает, может быть, будущие спартаковцы первый удар по мячу нанесли именно здесь…